Старший (altr) wrote,
Старший
altr

Трек на высокогорное озеро Сон-Куль - самая высокая точка

Долина Килимче и моя ночёвка где-то там внизу, когда мы уже отправились на покорение перевала.


Вот такой вид встречал меня утром, когда я проснулся в своей юрте. Это вид вниз на долину Килимче, откуда мы пришли вчера. Последние часы подъёма сюда дались мне особенно трудно - пошёл дождь, с непривычки преодоление высоты казалось мне весьма непростым. Мы пришли на наше место ночёвки около четырёх вечера.


Так выглядело это состоявшее из четырёх юрт стойбище. Там уже были две гостьи-француженки, Мари и Элен. В то время, когда мы были там, первая юрта справа была отведена под их ночлег, вторая юрта служила всем столовой, третья - кухней и четвёртая - "мужской" спальней. Туда завалились спать мой гид, гид француженок, молодой парень из семьи чабанов и я. Хозяева с маленькими детьми - я так понял - спали в юрте-столовой. В то время, когда нет туристов, конечно, функции юрт другие. Я немного сомневался в разумности идеи делить юрту ещё с тремя людьми, но было бы странно требовать одну целую юрту себе, учитывая, как мало там места для всех. Впрочем, ночью в нашей юрте было всё-таки весьма тесно - и лежавший рядом со мной парень пару раз двинул меня во сне локтем, так что я не выспался. Зато несмотря на отсутствие печки, под плотными войлоковыми одеялами было неожиданно тепло. Я сначала лёг спать в одежде, ожидая, что буду мёрзнуть, но уже через час разделся, потому что было очень жарко.


Это юрта-столовая, которая подозреваю служит в нормальное время спальней. Как видите, на ней тоже установлена солнечная батарея и рядом стоит умывальник. С водой здесь конечно непросто, если я правильно понял, воду в бак, который стоит в юрте и с которым соединён кран, приносят из ближайшего ручья.

Вообще еда в горах кажется неожиданно вкусной, даже если она неприхотлива, но всё-таки - сделана из подручных продуктов с тщанием и любовью. Беседа за ужином опять была то на русском, то на французском. Девочки-француженки, оказалось, имели исключительно насыщенную программу - каждый день её был детально распланирован, после Сон-Куля они немедленно ехали на машине с шофёром на юг - до самой китайской границы.


Разумеется, живут чабаны не одни - скот тут везде. Стада впрочем часто бродят по горам без пастухов. Хоть мне и говорили, что тут есть волки.


Мы отправляемся дальше в путь. Горные пейзажи обладают необыкновенным свойством - они как бы постепенно раскрываются, уклон, которое издалека кажется небольшим, по мере приближения к нему оказывается всё более и более впечатляющим.


Арген тут идёт впереди меня - должен признаться, что большую часть пути он шёл впереди, я не убегал вперёд него, как у меня часто было с Кришной в Непале. Здесь у меня было слишком мало времени для акклиматизации, чтобы тягаться с местными.


Как вы догадываетесь, это не камни, это - стада. Они доходят до перевала и потом спускаются обратно. Пастуха с ними нет.


Такая долина остаётся за нашей спиной. Мы в этот день забираемся на самую высокую точку трека - перевал между долиной Килимче и самим озером. Его высота - 3200 метров. Тут я начал думать, какая точка была моя самая высокая высота в жизни? Озеро Титикака находится на высоте 3812 метров, на острове Амантани там мы забирались на Пачамаму - это было 4138 метров. В Непале базовый лагерь Аннапурны находится примерно на высоте 4130 метров, но мы забирались немного выше - наверное около 4200 метров. Так что для меня это пока самая большая высота - хотя по сравнению с настоящими альпинистами это конечно ничто. Перевал в Киргизии даже ниже, чем мои непальские и перуанские приключения.


Этот горный клык обозначает самую высокую точку перевала.


Путь вверх был с большим уклоном. С уровня примерно 2400 метров (это наша ночёвка) мы должны были за пару-тройку часов подняться до 3200 метров. При этом тропа то идёт вверх, то снова спускается вниз, то снова устремляется вверх. Так что в реальности вертикальный путь ещё и побольше. Мимо нас несколько раз проходили другие туристы, в том числе Мари и Элен. Точнее, проезжали - все они ехали на лошадях и поглядывали на меня сверху. Арген тоже меня то и дело пытался убедить взять лошадь. Однако я настаивал на том, что хочу идти пешком. Позже в Караколе я поехал в дневной трек на лошади. И как же я порадовался тогда, что не поддался этим уговорам на Сон-Куле и всё-таки прошёл весь путь пешком! Для непривычного человека ездить на лошади по горным тропам - это очень сомнительное удовольствие, особенно если у вас не очень большая жировая подушка. Постоянные подпрыгивания ведут к настоящим синякам на причинном месте. К счастью, на Сон-Куле я принял все верные решения и просто шёл вверх неторопливым шагом.


Сам перевал:




Такой вид открывается с него назад - мы пришли оттуда, с этих зеленеющих под солнцем джайлу:


Впрочем, чуть накатило облако, и всё уже по-другому:


Я попросил Аргена сфоткать меня на фоне пройденного пути. Тут видно, что я не очень выспался этой ночью.


А впереди между тем виднеется озеро Сон Куль.


Тут я его пытаюсь приблизить. Спуск с перевала к Сон-Кулю хоть и длинный, но пологий и лёгкий. Ты идёшь, предаваясь мыслям, взгляд отдыхает вдали. Это почти медитативный опыт. Я правда к этому времени уже задал все мыслимые и немыслимые вопросы Аргену и тут уже просто слушал свои подкасты. Арген был товарищ довольно замкнутый. Если с Кришной в Непале мы вели бесконечные разговоры обо всём на свете - ему и кругозор, и возраст, и интересный характер позволяли это - то с Аргеном мне всё время приходилось придумывать, о чём бы ещё его спросить. Так что всё-таки имеет смысл выбирать гида самостоятельно. Но в Киргизии нет этой системы.


И вот мы наконец-то оказываемся на уровне озера. Это 3016 метров. Здесь кажется, что озеро совсем рядом, но вообще-то до него ещё два километра пешком. Это стойбище - место, где все туристы обедают, перед тем как снова разойтись в разных направлениях. Так что я тут снова встретил за обедом Микаэля, Шарлотт, Мари, Элен, тегеранского гида и прочих старых знакомцев. Santé!


На сей раз мы обедали все вместе вот в этой юрте.


А дальше нам предстоял путь в главный лагерь CBT на Сон-Куле. Арген снова убеждал меня взять лошадь (вот уж где играла его суть скотовода!), но я к счастью отказался. К счастью ещё и потому, что прямо перед нами начался мощный ураган с дождём, и все путники на лошадях попали в него. Поскольку мы шли пешком - на равнине это медленнее - мы просто смотрели на ураган издалека.


Арген где-то впереди и немыслимые просторы Сон-Куля.


Горы вокруг Сон-Куля.


Суровый Сон-Куль. Мощный порывистый ветер сменяется накрапывающим дождём, и это лето! Зимы здесь впрочем настолько тяжёлые, что тут никого не остаётся - все откочёвывают на более гостеприимные высоты.


Это лагерь CBT уже непосредственно на озере. Лагерь очень большой - здесь наверное 30-40 юрт. Они разделены на группы. Нас поселили в четвёртую группу.




Казалось бы - гостеприимство, поставленное на поток. А всё же этот ужин на Сон-Куле оказался для меня самым запоминающимся во всём треке. Так получилось, что в четвёртой группе я был единственным туристом. Ужин был у нас с менеджером, работниками CBT и моим гидом. Менеджер - самый старший в группе - был младше меня, и при этом рассказывал мне про своих троих детей. Рассказывал, сколько он зарабатывает (оказалось - 250 долларов) и как хотел бы работать в какой-нибудь другой стране. Очень была занимательная беседа.


Но самым запоминающимся этот вечер был из-за искреннего гостеприимства хозяйки этих юрт. Она была просто полна такого уважения, такого желания угодить, такого подлинного интереса, что это было необыкновенно и замечательно. В этом месте я проникся ощущением, что Киргизия - это настоящая неиспорченная ещё массовым туризмом земля, место, где есть вполне настоящие люди, добрые, наивные, хорошие. Таких уже нет больше нигде.


Я сходил ещё вечером к озеру.




Утром после завтрака нам предстоял путь назад в Кочкор. За ночь на горы выпал снег. Хозяйка пришла прощаться к нашей машине, говорила, мол, передавайте всем родственникам и друзьям привет с Сон-Куля. Передаю.


Поскольку выпал снег и заледенели горные дороги, то оставалось только молиться, когда полуразбитая лада скользила рядом с отвесными обрывами. Впрочем, всё обошлось, и к обеду я уже пил латте в Кочкоре и ловил маршрутку на Балакчи.
Tags: Киргизия
Subscribe

Posts from This Journal “Киргизия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments