Старший (altr) wrote,
Старший
altr

Детский дом в Катманду

В Катманду я проработал две недели добровольцем в детском доме. Побывать добровольцем было моим давним желанием. Я нашёл этот конкретный детский дом через американскую организацию, которая специализируется на наведении мостов между желающими стать добровольцами и принимающими организациями по всему миру.

Я организовал всё это, находясь достаточно далеко от Непала - по интернету из Австралии и Таиланда. Организация прислала мне координаты детского дома. Её непальское отделение должно было забрать меня из отеля и доставить в детдом. Всё же это Непал, где всё движется по "непальскому времени". Nepali time! Человек из организации приехал после серии моих звонков только в районе полудня в назначенный день. Примерно полчаса мы ждали его напарника на машине (сам он был на мотоцикле); потом выяснилось, что напарник не может найти мой отель, как ни в чём ни бывало мы взвалили мой 20-килограммовый чемодан на мотоцикл между нами и помчались на окраину города. В какой-то момент меня перегрузили в микроавтобус; мы доехали до принадлежащего организации хостела; после часовой паузы меня снова загрузили в микроавтобус с другими волонтёрами; все вместе мы сначала поехали с ними в их место назначения, доставив их, мы развернулись и наконец поехали в мой детдом - остановившись ещё в одном детдоме по пути. Наконец абсурд закончился, мы приехали, я наконец вошёл в детдом. На лестнице меня встречала в почтительном поклоне со словами "Намасте" Нану, заведующая детдомом. Она усадила меня в детской комнате и по мере того, как дети возвращались из школ, мне представляли каждого из них, мне неизменно задавался вопрос: "Из какой ты страны?". Я спрашивал у каждого имя и возраст.

Вот как выглядит детский дом:


Первые пару дней в детском доме я чувствовал себя совершенно неприкаянным. Мне трудно было даже представить, что я проведу здесь две недели. И дело было даже не в бытовых условиях. (Которые вообще говоря здесь непростые: жара, горячая вода отсутствует, электричество есть только несколько часов в день по неопределённо плавающему графику, по стенам и потолку ползают огромные тараканы, которые временами ещё и сваливаются на тебя, ночью поочерёдно атакуют комары и клопы и т.д.)

Я спрашивал себя: "Что я здесь делаю?" Все ребята на первый взгляд полностью самостоятельные. Они с удовольствием сами начинают вести с тобой беседу и в общем кажется совсем не нуждаются в твоей помощи. Они в сто раз лучше приспособлены к этим условиям жизни. Даже предлагать скажем помощь на кухне выглядело абсурдным. Я бродил по этому четырёхэтажному зданию и не находил себе места.

Комната волонтёров:


Вход в ванну-душевую-туалет:


Вот так выглядит комната, в которой спят дети. В данном случае это комната маленьких мальчиков. Есть ещё комната старших мальчиков и комната девочек.


Это терраса, который служит одновременно столовой, местом для игр и для делания домашней работы.


Потом во-первых я как следует выспался. Приехала ещё одна волонтёрка, 23-летняя француженка. В силу разных факторов мой эмоциональный фон изменился. И как-то постепенно я начал понимать, что я могу здесь сделать.

Во-первых я понял, что их самостоятельность - это только видимость. Они функционируют как один огромный коллективный мозг. Что знает один, то очень скоро знают все. Даже просто помогать им делать домашнюю работу я могу бесконечно, это никогда не кончается. В первый вечер это был один смелый мальчишка. Потом два, три. Через несколько дней я сидел окружённый пятью детьми и чувствовал себя как шахматист, который проводит сеанс одновременной игры. Самое прикольное, что тот первый парень уже начал щёлкать эту алгебру как орехи. А сначала мне казалось, что он вообще ничего не понимает. Но домашняя работа - это только детали. С каждым новым днём у меня было ощущение, что я снимаю новый слой и проникаю глубже, понимаю новый уровень того, что здесь происходит.

Например дети здесь почти никогда не выходят из дома - только в школу. Внешний мир для них - это странная загадка. У них вообще нет личных объектов и денег. Так получилось, что в мой день рождения я был как раз в детдоме, и в этот день мы свозили весь детдом - это 23 человека - в кино. Это была целая экспедиция. Ещё в разных составах вместе и по раздельности мы возили детей в разные храмы. Мы побывали с ними в главных буддийских храмах Катманду Сваямбунатхе и Боданатхе, в находящихся в окрестностях детдома храмах Вишну, Кришны, Кали и Шивы. Каждая такая вылазка для них праздник.

Одна из поездок в Сваямбунатх. Рохан, Умеш, Уцав, Суроц, Хира и я.


Катманду расстилается за нашими спинами.


Пабин, Рохан и я в храме Кришны недалеко от детдома:


Поездка с Хирой и Алишей в главный храм тибетских буддистов Бодханатх:


Другая поездка в Сваямбунатх. Это было в День Рождения Будды. Сваямбунатх был битком полон народу, было просто не протолкнуться. В этот раз со мной было ещё два добровольца - Ребекка и Уилл - поэтому мы смогли взять с собой 11 детей - за бóльшим числом просто невозможно было бы уследить. Впрочем, главный проказник Бим умудрился таки потеряться, увязавшись за двумя понравившимися ему девочками. Это был целый кризис - я искал его полтора часа.

Хира, Джоти, Алиша, Умеш, Кабир, Тара и мы с Ребеккой.


В один из дней Нану, которая заведует детдомом, уехала на несколько дней в деревню и я вдруг осознал, что в этом доме я оказался самым старшим человеком. Моей ролью оказалось подписывать школьные документы, у меня спрашивали разрешения делать какие-то вещи. В эти дни я всё больше разговаривал с самыми взрослыми из детей и всё глубже вникал во всю историю этого места.

На самом деле им нужны деньги. Их единственный источник дохода - это пожертвования, которые они вынуждены искать каждый месяц. Даже само здание детдома снято у богатого человека и ежемесячно нужно ему платить. Со временем я узнал, что из тех денег, что платят приезжающие сюда добровольцы (я например), детскому дому достаётся только 10%. Десять процентов!!! Я чуть не прыгал от гнева, когда понял, каким разводиловом является даже тщательно выбранная мною организация (я её выбирал именно по принципу хороших отзывов в интернете и низких тарифов). Впрочем, абсолютно все такие организации-посредники существуют ради наживы - зарабатывание денег для себя является смыслом их деятельности. Со временем, беседуя с другими волонтёрами, я осознал, что единственно правильный способ быть добровольцем - это находить нуждающихся напрямую и ехать к ним, не пользуясь никакими посредниками. Именно так поступают те, кто побывал добровольцем хоть раз и имеет голову на плечах. Для меня это был большой урок - собственно, узнать всю эту подноготную и было одной из моих целей.

Конечно со временем ты узнаёшь все детали основания и функционирования детдома. Например, я узнал, что изначально Нану основала детдом вдвоём со своим мужем - собственно, именно муж был главным вдохновителем. Но его идеей было зарабатывать на детдоме деньги для себя. Это оказалось невозможным, муж стал пить, завёл другую женщину. В ночных разговорах ребята рассказывали мне, как он избивал на их глазах Нану, бил также и их, заставлял бегать за алкоголем. Через несколько лет этого кошмара он умер - спился. Нану осталась одна с детдомом - и каким-то образом она умудряется не просто держать его на плаву, а постоянно улучшать его. Например сначала у них не было даже коек, дети спали на полу, часто не было денег элементарно на еду, ни о каких школах не было и речи. Со временем появилась мебель, они едят каждый день - пусть даже дал бат, все дети ходят в школу. Я даже представить не могу, где Нану находит деньги на всё это. Что я ей восхищаюсь - это мягко сказано.

Нану:


Моим посильным вкладом в развитие детдома было следующее. Они очень стараются искать добровольцев, которые приезжали бы к ним напрямую, минуя всевозможные организации-посредники. Для этого им нужен был документ, который можно было бы посылать таким кандидатам в добровольцы. Именно такой документ я сделал за эти две недели - поскольку у меня был с собой фотоаппарат и лаптоп, у меня была возможность это оперативно осуществить. Документ можно прочитать здесь: html-версия, pdf-версия.

Вместе с другим добровольцем, Уиллом (он приехал в конце моего пребывания в детдоме) мы интервьюируем ребят для проспекта:






Жизнь в детдоме звучит как нечто очень грустное, но на практике всё наоборот. Дети смеются - буквально - всё время и я не мог не смеяться непрестанно с ними. Они даже говорили мне: "Brother is always laughing!" - это про меня-то! (Они нас всё время называют "Brother" и "Sister".) Я играю с ними в разные игры, просто щекочу их, обнимаю их, и они почти сразу дают сумасшедшую обратную связь. Им невероятно нужны наши любовь и внимание.

Озорник Бим смеётся с Уцавом:


Здесь мы играем в крикет. У меня заняло не один час хоть чуть-чуть врубиться в правила игры!


Пара видов с крыши и с балкона детдома. Он расположен в Буданилканте - примерно 6 километров от круговой дороги, окружающей Катманду - практически у самого склона гор, что окружают долину Катманду.


Катманду бурно разрастается. Всего несколько лет назад на этих местах были только поля, сегодня это один из новых районов города. Дома здесь по-прежнему перемежаются с полями, и убирающие урожай крестьянки то и дело попадаются навстречу.


Элоди делится своими любимыми мелодиями с Алишей и Уцавом:


Элоди - вторая волонтёрка, которая пробыла в детдоме неделю одновременно со мной:


"Eating time!" Что бы ты не делал, когда раздаётся этот громкий призыв - "Время кушать!" - все лавиной устремляются на террасу. Впрочем, еда здесь каждый день неизменно одна и та же - это дал бат, то есть рис с чечевичной похлёбкой, к которому добавляют немного карри. Это повседневная еда всех 27 миллионов непальцев. В первый день мне наложили столько риса и похлёбки, что я его ел полчаса - в то время у всех остальных такая же порция испарилась кажется за пару минут! Едят они конечно руками. В следующие дни я уже заблаговременно просил мне накладывать примерно в два раза меньше, но как-то со временем так привык, что и мне уже стало казаться запросто слямзить гору риса в один присест.


Всё та же терраса - делаем домашнюю работу. Электричество подают по графику - в этот момент электричества нет, так что дети усердно пишут в тетрадках в сумерках.


Трогательный момент, когда практически весь детдом устроился перед телевизором. Для нас - добровольцев - впрочем это означало редкий момент спокойствия и тишины!


В свой последний день в детдоме я купил пять килограмм курицы (как мы её ходили покупать целой делегацией - это отдельная история) и Нану приготовила для всего детдома роскошный ужин. Честно, такого вкусного карри с кусочками курицы я не ел никогда в жизни. Для нас - двух волонтёров - полагался ещё стакан ракши - местного алкоголя. А потом ребята устроили праздничный концерт! Каждый рассказал либо стихотворение, либо спел песню, либо станцевал танец. И в конце в буйный танец конечно должен был пуститься и я!

В мой последний день в детдоме. Мы играем на поле перед зданием. Уж и не помню, что они здесь пытаются изобразить. Кумар, Хира, Суроц, Уцав, Рохан, Мандзу и Аджай.


Алиша строит рожки Умешу:


Пир на весь мир:


Бим пытается изобразить что-то непочтительное с моим стаканом ракши:


Ещё несколько фотографий детей из детдома. Это Рохит - самый взрослый из них, хоть и не самый старший. Ему 16 лет. Это он рассказывал мне по ночам личную историю каждого ребёнка в детдоме - обычно грустную, иногда шокирующую. У него самого есть родители, которые живут в маленькой деревне за сотни километров отсюда. Он не видел их много лет.


Суроц - невероятно умный мальчик. Мы регулярно играли в настольную игру "память" - где нужно переворачивать карточки и в поисках сочетающихся пар - так вот Суроц не просто выигрывал каждый раз, он собирал в разы больше карточек, чем все остальные игроки вместе взятые. Мы смотрели с Элоди друг на друга не веря своим глазам.


Мы с Кабитой. Кабита - рок-звезда детского дома, она обожает играть на гитаре и обладает невероятным чувством юмора - я учился у неё тонкому сарказму. Впрочем, в свой день рождения она сидела рядом со мной и чуть не плакала от того, что у неё не получалось решить какие-то примеры по математике и её должны были перевести из-за этого в другой класс. На следующее утро на мы уединились на маленьком балкончике (вот он как раз виден за нашей спиной) и вместе их решали, и угроза была успешно предотвращена. Когда я спросил её, кем она мечтает стать, когда вырастет, она заявила: "Конечно космонавтом!" Кабита.


Умеш - самый тёплый из ребят. Всякий раз когда ты входишь в дом, Умеш бросается и обнимает тебя. Он научил меня всевозможным играм, которые я потом применял ко всем остальным. Сколько раз он забирался под мою кровать в семь утра и начинал стучать изнутри, пока я ещё спал! Я носился за ним по детдому, как за своим котом у себя дома.


Всё про Непал:
Катманду, город тридцати миллионов богов
Детский дом в Катманду
10 дней в треке по Гималаям
Храмы Катманду
Патан и Бхактапур
Tags: Непал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →